Рохус Шох: «Лимит на легионеров не понадобится, если решить проблемы в детско-юношеском футболе»

Рохус Шох — один из самых известных менеджеров и функционеров в России. Он был частью самых успешных периодов в истории «Ротора» и ЦСКА, в середине нулевых помогал спасать от вылета «Ростов» и комплектовал состав «Урала», дошедшего до финала Кубка России. В интервью еженедельнику «Футбол» Рохус Шох рассказал о том, почему ЦСКА самый образцовый клуб в стране, как строился знаменитый «Ротор» 1990-х, и назвал главную проблему российского футбола.

«Урал», Скрипченко, селекция

— Недавно вы покинули пост спортивного директора «Урала». Довольны ли проделанной там работой?

— Я в очень хороших отношениях с Григорием Ивановым. Он просил меня прийти и помочь. Я принял предложение, работал с удовольствием и прикладывал максимум усилий. Поэтому мое решение уйти было довольно неожиданным для него. К сожалению, прошлым летом не все удалось сделать так, как мы хотели. Многие думают, что работа спортивным директором – это только комплектование команды. А я считаю, что самое главное — организовать все спортивное дело, хозяйство и работу резерва. В «Урале» есть свои проблемы, Григорий Иванов о них знает и делает все возможное, чтобы улучшить как инфраструктуру клуба, так и работу с резервом. Нужно создавать интернат, чтобы можно было лучших ребят на стационар сажать, привозить из области талантливых детей. По моей инициативе клуб вошел в совместную программу подготовки футболистов 10-14 лет РФС и Немецкого футбольного союза «Поиск талантов». Некоторые детские тренеры сначала с недопониманием отнеслись, но затем убедились, что результат непременно придет, если придерживаться поставленного курса. Иванов не жалеет денег на детско-юношеский футбол, постоянно стимулирует тренеров академии: каждый год лучшему их них дарит автомобиль. Если брать вопрос комплектации команды, то здесь важна позиция главного тренера. В прошлом году многие решения принимались исходя из желаний Вадима Скрипченко. Доверие Иванова к нему было безграничным. Я пытался доказать Григорию Викторовичу, что мы делаем серьезные ошибки при комплектовании команды, которые скажутся на результате. К тому же многие ведущие игроки покинули клуб, в том числе Ерохин и Подберезкин, потери которых стали объективной реальностью. У них заканчивались контракты, и не было возможности их удержать, а так хотя бы клуб получил за них неплохую компенсацию.

— Александр Сапета, к примеру, ушел не в Премьер-лигу, а в ФНЛ — в «Динамо».

— Саша хороший, добротный футболист, знал его еще мальчишкой, когда он начинал в Волгограде в интернате «Ротора». Для «Урала» он стал потерей, но, к сожалению для нас, сыграли решающую роль разные финансовые возможности «Урала» и «Динамо». Мы предлагали ему контракт на улучшенных условиях, но «Динамо» предложило больше, да и фактор Москвы, думаю, сыграл свою роль. Я с пониманием отношусь к его выбору. Век футболиста короток, каждый сам решает, где ему будет лучше.

— То есть новых игроков набирали исключительно под Скрипченко?

— Да, и в плане комплектации состава работа была завалена. Это мягко говоря. Могу назвать одну фамилию — Урош Джурджевич, который сегодня играет за белградский «Партизан». Он был капитаном молодежной сборной, сейчас выступает в главной сборной. Очень талантливый молодой нападающий, всего 22 года. Мы договорились о его трансфере за 300 тысяч евро. Для «Урала» это довольно солидная сумма, и Иванов сказал: «Я должен быть уверен, что этот игрок нужен главному тренеру». Но Скрипченко не проявил к сербу должного интереса. Всего через 3-4 месяца Джурджевич стал стоить миллионы (по данным transfermarkt, 3 млн евро. – Ред.), хотя уже тогда был виден его огромный потенциал.

— А вскоре и Скрипченко покинул «Урал», ссылаясь на здоровье.

— Он поступил очень некорректно, на мой взгляд. Я думаю, что Виктор просто переоценил свои возможности. В какой-то момент, возможно, посчитал себя большим тренером, хотя я так и не увидел, на чем это базировалось. По большому счету он только пытается стать серьезным специалистом, но чтобы этого достичь, нужно многому учиться, прислушиваться к более опытным товарищам. А именно с этим у него проблемы. Я предупреждал коллег из «Крыльев Советов», что они сделали ошибку в выборе тренера. И время, к сожалению, показало, что я был прав.

— На смену Скрипченко пришел Александр Тарханов. С ним работать было проще?

— Да, заметно проще. Он часами может просматривать записи игр потенциальных новичков, очень ответственно подходит к этому вопросу. Нам удалось в кратчайшие сроки доукомплектовать команду зимой. Учитывая наши возможности и условия, было невероятно сложно. Но не бывает на сто процентов идеальных трансферных кампаний, все совершают ошибки. Потому я рад, что зимние приобретения «Урала» помогли команде, и я поздравляю Григория Иванова и весь клуб с выходом в финал Кубка страны, это большое достижение для них. Они написали новую славную страницу истории екатеринбургского футбола! Внимательно слежу за результатами команды и рад, что Ильин и Бикфалви играют важную роль в «Урале». Лично настаивал на их трансферах, и мы вели долгие переговоры, особенно по Бикфалви, футболисту высокопрофессиональному, разностороннему, который в короткий срок стал настоящим лидером команды. С Эриком удалось заключить контракт в рублях, что большая удача, ведь до этого во всех клубах он подписывал договоры только в иностранной валюте.

Эрик Бикфалви: «Мне нравится ваш тренер, но вряд ли Россия выиграет чемпионат мира»

— Были еще какие-то футболисты, которых не удалось подписать?

— Мы долгое время вели переговоры с центральным защитником из сборной Словении Миралом Самарджичем, и трансфер уже был практически согласован. Но в последний момент турки («Акхисар Беледие». — Ред.) предложили ему больше денег. И мы подписали его соотечественника Балажица, он был резервным вариантом.

— Каковы шансы Ильина попасть в сборную России?

— К моменту подписания Ильина я уже покинул клуб, но сказал Иванову, что доведу этот трансфер до конца. Ильина, кстати, как и всех остальных, брали бесплатно: он расторгнул контракт с «Кубанью». Я хотел привести его в команду еще летом, но не получилось. Зимой объяснил ему, что он должен поставить футбол на первое место, а потом уже думать о деньгах. Что такой тренер, как Тарханов ему в этом поможет. И он услышал меня. Его брали в команду как добротный материал, и он сразу начал давать результат в виде забитых голов и передач. Если продолжит работать в том же духе, то все возможно.

ЦСКА, Гинер, «Ростов»

— Вы работали в ЦСКА, когда клуб завоевал Кубок УЕФА, побеждал в чемпионате и Кубке страны. Эту команду можно назвать образцовой для России?

— То, что попал в ЦСКА, это большая удача для меня. Мы были хорошо знакомы с Евгением Ленноровичем еще до совместной работы. Как только он узнал, что я свободен, сразу же пригласил меня. А от таких предложений не отказываются. Я с удовольствием вспоминаю время, когда работал там техническим директором. Если называть образцовый клуб в нашей стране, то ЦСКА сегодня номер один, безусловно. У армейцев хватает своих проблем, и там далеко не все идеально, но влияние Гинера на команду и на весь рабочий процесс очень велико, и это идет клубу на пользу. Не хочу обидеть ни одного тренера, который там работал, но когда говорят о победах ЦСКА, то это прежде всего победы Гинера и того коллектива, который трудится с ним уже много лет. Благодаря Евгению Ленноровичу клубный механизм работает как часы.

— После ЦСКА вы уехали в «Ростов». Вас даже лично губернатор приглашал в команду, верно?

— Да, так и было. Сначала вице-губернатор на меня вышел. Не буду скрывать, Евгений Леннорович меня тогда отговаривал от ухода из ЦСКА. Для меня это был новый вызов — приглашение на должность руководителя футбольного клуба высшей лиги. Когда я пришел в «Ростов», команда висела на краю пропасти, стояла на вылет, ее уже все успели списать. Тренером был Сергей Балахнин, а состав с трудом мог конкурировать с другими командами. Были, конечно, сильные личности, как Михаил Осинов, Николай Олеников, Максим Бузникин, которого взяли в аренду. Но нужно было психологически разрядить тренера и команду. Я пришел и заявил игрокам и тренерскому штабу: «Ребят, вы ни за что не отвечаете, за результат всю ответственность буду нести я. Просто выходите на поле и выкладывайтесь на двести процентов, и у нас непременно все получится». Многие удивлялись моему решению и спрашивали, зачем я ввязываюсь в эту историю. Но у нас получилось выбраться из той ситуации, спаслись от вылета за тур до конца. Вообще Ростов город специфичный.

— Какие условия тогда были в команде?

— В то время у «Ростова» не было ничего в плане инфраструктуры, а нужно было выстраивать новую команду. Даже детско-юношеская школа влачила жалкое существование, а в моем понимании это основа для создания футбольного клуба. Подготовка резерва — краеугольный камень, и то, что я занялся инфраструктурой школы, для многих в Ростове было непонятно, а кое для кого даже неприемлемо. Учебно-тренировочная база клуба на тот момент – типичное общежитие, где вместе ютились по 4-5 человек, и не было даже кондиционера. Имелось одно футбольное тренировочное поле, да и газон на главной арене оставлял желать лучшего. За короткие сроки нужно было навести там порядок. Бюджет у клуба был маленький, в то время где-то 13-16-й по размеру в РФПЛ. Помню, как нальчикский «Спартак» жаловался, что у них маленький бюджет, хотя денег там крутилось больше, чем в том же Ростове. Отдельные средства на строительство базы, футбольных полей и детско-юношескую школу помогал найти губернатор Владимир Федорович Чуб. Я ему и сегодня благодарен за поддержку и понимание того, что нужно было построить в клубе. Я проработал там чуть меньше двух лет, но удалось создать достаточно много. Хочу подчеркнуть, что сегодня «Ростов» продолжает пользоваться той инфраструктурой, которую мы в тот короткий срок заложили, включая и учебно-тренировочную базу. Ушел я по состоянию здоровья, потому что тогда передо мной встал выбор: либо продолжать работать, либо заняться здоровьем.

Футбол утром в вашей почте

Утренняя рассылка ftbl.ru - всё, что важно знать с утра

 

«Днепр», «Ротор», Горюнов

— В свое время в 80-х годах вы ведь также по собственному выбору завершили карьеру футболиста, став тренером-селекционером «Днепра».

—  Я закончил играть в футбол в 25 лет. Рад, что была возможность оценить свои способности. Я завершил карьеру не по причине травмы, а потому что понял, что вторая лига СССР – это потолок для меня. И решил не тратить время впустую, закончил карьеру в павлоградском «Шахтере» на Украине. Хотя уровень во второй лиге был очень высоким, даже оттуда попадали в высший дивизион. Мой брат Антон пришел из второй лиги в высший дивизион в 18-19 лет и сразу же там заиграл. Таких примеров в советское время было десятки. Вскоре меня пригласили работать в «Днепр» тренером-селекционером. Для меня это была большая часть, на тот момент «Днепр» считался одной из сильнейших команд страны. Приглашение исходило от Геннадия Афанасьевича Жиздика, который в Днепропетровске создал первый в Союзе хозрасчетный (по сути, профессиональный) клуб, и Евгения Мефодьевича Кучеревского. Они сыграли большую роль в моей жизни, светлая им память. Профессия тренер-селекционер на тот момент была довольно диковинной. Я начинал на уровне «сам пошел в поле – сам чему-то научился». Слава богу, были такие сильные селекционеры, как Анатолий Сучков в киевском «Динамо» и  Валентин Покровский в московском «Спартаке», у которых можно было чему-то научиться. Я был молод и как мог с ними конкурировал, а при встречах они делились опытом и знаниями, за что им я всегда благодарен. Одновременно со мной селекционером начинал работать известный футболист одесского «Черноморца» Владимир Плоскина. Конечно, мы тоже конкурировали, но позже подружились. Володя последние годы жизни работал в донецком «Шахтере», все их успешные трансферы, в том числе Фернандиньо, Виллиан, это была и его заслуга. К сожалению, сейчас его уже нет в живых. Но все же тогда селекционеров было мало, и мы стали в каком-то смысле первопроходцами.

— В «Роторе» вы впервые повстречались с Владимиром Горюновым, с которым очень долго работали вместе. В Волгограде вы построили очень яркую и мощную команду.

— В начале 90-х Горюнов пригласил в Волгоград главным тренером Леонида Яковлевича Колтуна, и они совместно уговорили меня перейти в «Ротор». Для меня это был совершенно новый вызов, так как вместе с «Днепром» мы становились чемпионом СССР, выигрывали Кубок страны и Кубок сезона (аналог Суперкубка), доходили до четвертьфинала Кубка чемпионов – большего клубу в СССР добиться было практически невозможно. Поначалу я, честно сказать, был в шоке, потому что после «Днепра» опустился даже не на ступень, а практически шагнул в пропасть. Начиная от учебно-тренировочной базы, которая у «Днепра» была лучшей в стране, заканчивая общей организацией всех дел в клубе. Но, надо отдать должное, Горюнов подкупал своей энергией и желанием достичь успеха. Так получилось, что вместе с ним проработал более 15 лет. Всякое случалось, но больше было положительных моментов и побед. Особенно часто вспоминаю команду, которую собрали в Волгограде 1991 году. Тогда мне удалось привести молодых футболистов из «Днепра», которых и туда раньше тоже я приглашал: Ледяхова, Гудименко, Геращенко, уже к тому момент поигравших в еврокубках. Плюс были другие талантливые молодые игроки. Калитвинцев, Клейменов, в Ставрополе нашел совсем юного Сашу Шмарко. В результате создали, наверное, сильнейшую команду в истории «Ротора». Но когда пошел внутренний разлад, я занял позицию Колтуна, и команда, к сожалению, развалилась… До сих пор очень жаль! Тот «Ротор» мог добиться серьезного результата и в высшей лиге СССР, даже побороться за медали. Затем мы начали строить новую команду, лидерами которой были уже Олег Веретенников, Владимир Нидергаус, Валерий Есипов. За Веретенниковым я начал ездить, еще когда он в «Уралмаше» играл, — целая эпопея была.

— Как же вам удалось их всех переманить в «Ротор»?

— Стоит сказать, что тогда было сложное время, любые поездки были очень рискованные: начало 90-х, сами понимаете. В переходе Веретенникова большую роль сыграл Горюнов. Переход Володи Нидергауса был моей личной инициативой, и всем процессом его трансфера от начала и до конца занимался лично. Я был знаком с ним, знал его возможности. И эта атакующая тройка Есипов-Веретенников-Нидергаус была уровня топ, они могли разорвать любую команду. То, что они не стали основными игроками сборной России, – высшая несправедливость. Пусть это останется на совести тех, кто формировал главную команду страны в те времена. Хотя, справедливости ради, конкуренция среди российских футболистов тогда была очень высокой. У нас в стране были аккумулированы большинство лучших игроков с постсоветского пространства. Веретенников, Есипов и Нидергаус были тремя совершенно непохожими друг на друга футболистами очень высокого уровня – и по технике, и по игровому мышлению, и по ментальности. Под них было очень сложно подстроить игру в обороне. Под их горячую ногу попало много команд как в России, так и за рубежом, включая и знаменитый «Манчестер Юнайтед».

— К ним же наверняка проявляли повышенный интерес. Как получалось удерживать всех их в команде?

— Здесь большая заслуга бывшего губернатора Ивана Шабунина, который оказывал огромную поддержку клубу. Он понимал, что в тяжелое для страны время городу нужен какой-то объединяющий фактор, которым и стал «Ротор». На трибуны в среднем ходили по 30 и более тысяч человек. Люди приходили, забывали свои негативные эмоции, получали большой позитивный заряд, а мальчишки в Волгограде сотнями и тысячами шли заниматься футболом. «Ротор» любили по всей стране: провинциальный клуб, который бросил вызов столичным командам. В то время игроков удержать было легче, потому что уровень запросов был другой, не было раздутых бюджетов. Сейчас, конечно, клубам из регионов сложнее конкурировать со столичными грандами, но в 90-х такое было возможно. Причем хочу развеять миф! Клуб никогда не был частным, и в том, что он достиг таких высот, главная заслуга принадлежит именно Ивану Петровичу Шабунину, человеку мудрому и дальновидному. Конечно, при этом качественно работал весь менеджмент клуба. Нельзя не отметить в постановке игры команды важную роль двух тренеров – Владимира Салькова и Виктора Прокопенко. Которые, ко всему прочему, умели создать в коллективе благоприятный микроклимат, что тоже давало свои плоды.

Александр Никитин: «За два года в Финляндии накопил 450 тысяч рублей и сказал себе: «Все, я обеспеченный человек и плевал на вас всех»

— Раз уж вы упомянули участие в еврокубках вместе с «Днепром» и «Ротором». У вас была возможность ознакомиться с работой европейских клубов, познакомиться с их селекционерами. Рабочая модель какого клуба произвела на вас наибольшее впечатление?

— Я много где был в Европе, имел возможность посмотреть на многие команды. Идеального клуба в мире, наверное, не существует. Но если брать самый рентабельный, то это, скорее всего, «Бавария». Но не стоит сравнивать уровень европейских и наших клубов, особенно в вопросах заработков. Мы сильно различаемся. В России совершенно другая экономическая ситуация, и близко нет такого телевизионного и маркетингового рынка, который есть в Европе. Простой болельщик в России, к сожалению, не может покупать билет на стадион за 50-100 евро или футболку за те же деньги. Слышу, как так называемые эксперты пишут, что надо зарабатывать самим. Безусловно, нам есть чему научиться на Западе, но это надо перенести на нашу почву, нашу ментальность и сделать правильные выводы. Сергей Николаевич Галицкий, возможно, лучший и самый успешный предприниматель страны, но вы при этом наверняка слышали его заявление, где он сказал примерно так: «Найдите мне того менеджера, который сможет сделать экономику клуба прибыльной. К сожалению, это пока нереально». И он, конечно, прав. На сегодняшний день это невозможно в России.

Слуцкий, сборная России, детско-юношеский футбол

— Близится Кубок конфедераций, чуть больше года остается до старта чемпионата мира, а результаты сборной оставляют желать лучшего. В команде явно недостает свежих кадров. В связи с этим вопрос: лимит на легионеров – одна из главных проблем российского футбола?

— Я бы так однозначно не утверждал. Конечно, для развития игроков лучше, когда есть свободная конкуренция. Но надо смотреть правде в глаза: сегодня у нас недостаточное количество качественных молодых футболистов, которые смогут выдержать серьезную конкуренцию с легионерами. Лимит – не есть хорошо, и в будущем от него надо уходить. Чтобы потребность в лимите отпала сама собой, нужно решить действительно главную базисную проблему – детско-юношеский футбол. Каким образом мы сейчас можем составлять конкуренцию европейским сборным? В 2008 году у нас была сборная, которая добилась бронзового успеха на Евро. Да, нас громили испанцы, но они тогда громили абсолютно всех. При всем уважении к ребятам, которые сейчас играют в сборной, в атаке у нас нет игроков уровня Аршавина и Павлюченко, а в обороне – футболистов, сравнимых с Игнашевичем и Березуцкими. Да, у нас есть Игорь Акинфеев, но он же не может все позиции закрыть. Основа той сборной – игроки, начинавшие тренироваться в детских школах еще в советское время, у советских тренеров. В 90-х институт детских тренеров мы потеряли, потому что их профессия стала непрестижной. А ведь костяк сегодняшней сборной это игроки, пришедшие в футбол именно в 90-е… РФС сегодня многое делает для перелома ситуации. За последние годы по различным программам построено большое количество искусственных полей. Улучшается инфраструктура, появляются академии, если программа «Поиск талантов» продолжит реализовываться, уверен, она даст результаты. При этом не обойтись и без увеличения поддержки со стороны государства. Нужно реанимировать престиж профессии детских тренеров, как в моральном, так и в финансовом плане. Если комплексные улучшения произойдут, через 5-8 лет мы снова получим поколение, богатое классными футболистами.

— Недавно в Волгограде открылась школа Леонида Слуцкого. Как я понял, многих смутила ее идеология: подготовка будущих игроков для клубов Премьер-лиги, а не для Волгограда.

— На самом деле яблоком раздора стала статья, которая была написана в таком стиле, будто весь город настроен против Слуцкого, а это кардинально не так. Со Слуцким мы часто общаемся, и я очень позитивно отношусь к открытию школы. Но другой вопрос в том, что Слуцкий не скрывает своих намерений, чтобы в 13-15 лет ребята разъезжались в другие города в различные академии. Некоторые наши ветераны, воспитанные на других примерах, хотят, чтобы молодежь росла с духом и традициями волгоградского футбола. Они же не говорят, что пацаны всю жизнь должны играть за «Ротор». Речь идет о воспитании традиций. На такое мнение они имеют полное право. Открывшаяся школа — это дополнительная конкуренция между детскими командами, новые рабочие места для тренеров. Я очень благодарен Слуцкому, что он привлек в Волгоград средства большого ЦСКА и свои личные для этого благого дела. Искренне желаю ему успехов.

— Вам же тоже удалось привлечь частные средства в детский футбол, благодаря чему сохранилась академия «Ротора» и уже третий год работает без поддержки со стороны бюджета.

— Мне хотелось бы сказать слова благодарности в адрес волгоградских предпринимателей Юрия Сударева, Александра Малашкина и Юрия Гончарова. Три года назад в сложный момент, когда ликвидировали ФК «Ротор», так случилось, что некоторые чиновники выкинули на улицу более 200 детей и 11 тренеров. Родители  и тренеры были тогда в панике. Мне удалось убедить наших патриотично настроенных предпринимателей, и они протянули руку помощи академии «Ротора». Вот уже третий год школа благодаря этим меценатам не только сохранилась, а великолепно развивается. Сейчас это, наверное, лучшая школа МОА «Черноземье» по всем спортивным показателям и гордость волгоградского футбола. Особенно радует то, что удалось создать коллектив молодых и талантливых тренеров. Это важнейший фактор для качественной работы школы. Сегодня у нас уже есть кандидаты в различные юниорские сборные страны. Академия работает как раз по российско-немецкой методике «Поиск талантов». Наши ребята – будущее волгоградского и хороший резерв для всего отечественного футбола.

Александр Уваров: «Скалой меня назвал Толстых, а у него было прозвище Железяка»

— Насколько поможет городу и академии «Ротора» приближающийся чемпионат мира в вопросах инфраструктуры, новых полей?

— В Волгограде очень много школ, и вопрос нехватки полей стоит очень остро. В городе нет манежа. Верим и надеемся, что новый стадион может дать импульс футболу в городе, а готовящиеся тренировочные площадки станут хорошим наследием для наших школ. В Волгограде большие болельщицкие традиции, даже на вторую лигу СССР ходило по 30-40 тысяч человек, соблюдалась преемственность поколений. И я верю, что новый стадион станет сердцем спортивной и культурной жизни Волгограда.

Волгоград

Текст: Никита Котов
Фото: Global Look Press, ФК «Ротор», личный архив Рохуса Шоха

Поделиться:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Никита Котов

Корреспондент еженедельника «Футбол»

Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: